Про аннексию Крыма и санкции США в «The Daily Show».

;
)))

;
)))

;
)))

;
Делайте ставки, господа

;
Технология уничтожения. “Окно Овертона”

1389815728_115085_original

Всё прогрессивное человечество, как нам говорят, абсолютно естественным образом приняло геев, их субкультуру, их право заключать браки, усыновлять детей и пропагандировать свою сексуальную ориентацию в школах и детских садах. Нам говорят, что всё это — естественный ход вещей. Нам лгут.

Ложь о естественном ходе вещей опроверг американский социолог Джозеф Овертон, описавший технологию изменение отношения общества к некогда принципиальным для этого общества вопросам.

Прочитайте это описание и станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати.

Что ещё можно вытащить оттуда в наш мир, используя технологию, описанную Овертоном?

Она работает безотказно.

гнилое-яблоко2

***
Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественой политики Mackinac Center. Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона.
***

Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

842cda7435

Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.

ТЕХНОЛОГИЯ

Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

ТАК И НАДО

После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами т.н. антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.

В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил.»

«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали.»

«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».

Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»

«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»

«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.

КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ

Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.

Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.

Нет табу.

Нет ничего святого.

Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание — пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивания. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.

Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?

Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ни черта.

Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.

Окно Овертона – википедия

Источник

;
Украина на грани потери независимости

;
Когнитивный диссонанс майдана

http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/32228-kognitivnyy-dissonans-maydana/

 

В последнее время на Украине широко распространилось явление, которое я не могу назвать иначе, как добровольной коллективной шизофренией. Большое количество людей старательно игнорируют объективную реальность. И ладно бы это были малограмотные сельские жители, так нет — вполне образованные горожане, имеющие доступ не только к «зомбоящику» подцензурного украинского ТВ, но и к источникам альтернативной информации в интернете.

Несмотря на это, все они слово в слово повторяют одни и те же лживые пропагандистские штампы. Реальность постоянно опровергает их воображение, но они то ли не понимают этого, то ли просто не сознаются. Что неизбежно приводит к когнитивному диссонансу в масштабах страны.

Реальность: согласно всем классическим политологическим определениям, в Киеве произошел олигархический вооруженный переворот. В результате которого к власти пришли персонажи, которые никогда не смогли бы прийти к ней путем выборов.

Воображение не верит: к власти пришли демократы и евроинтеграторы.

Реальность терпеливо доказывает: Турчинов узурпировал власть, прямо нарушая Конституцию и другие законы Украины. «И.о. президента» не может быть Верховным главнокомандующим, не имеет права назначать министров силового блока, имеет ряд других существенных ограничений полномочий по сравнению с настоящим президентом (все это грубо нарушается Турчиновым и компанией). Кроме того, Турчинов совмещает должности глав законодательной и исполнительной власти. Последним, кто присвоил себе аналогичные полномочия, был Адольф Гитлер.

Воображение не уступает: у нас торжество демократии.

Реальность: на евромайдане даже в пиковые его дни было меньше 1% населения Украины. К тому же, по данным социологов, примерно 65–70% его участников — это безработные жители сельской местности с Западной Украины. Поэтому евромайдан — это незначительное меньшинство украинцев, к тому же не репрезентативное.

Воображение: «це воля народу».

Реальность: идет жесточайшая цензура. Почти все телеканалы и большинство новостных сайтов вещают «единственно правильную линию партии». Несогласных и инакомыслящих запугивают, избивают, арестовывают и подвергают травле.

Воображение: наступила свобода.

Реальность: после прихода к власти временного правительства экономическая ситуация стремительно ухудшается.

Воображение: виноваты в этом Янукович и Путин. Лично.

Реальность: евромайдан практически с начала наполнен ксенофобской и русофобской риторикой. «Хто не скаче, той москаль», «Геть вiд Москви», «Москалiв на ножi» и даже «дикие азиатские орды» (что является еще одной прямой отсылкой к Третьему рейху, ибо автором этого выражения является доктор Геббельс).

Воображение: нет никакой ксенофобии, что вы, что вы!

Реальность: на майдане заправляют боевики ультраправых группировок («Белый молот», «Тризуб им. Бандеры», «Викинг», «Патриот Украины» и прочих) и футбольные ультрас, имеющие откровенно расистскую и нацистскую идеологию. Это подтверждается ксенофобскими кричалками, символикой (различные свастики, руны, кельтские кресты, надписи «14/88») и даже интервью самих майдановцев, которые не считают зазорным во всем этом признаваться.

Воображение: «онижедети» и «героиукраины».

Реальность: «сотни майдана» уже несколько недель активно занимаются бандитизмом. Практически ни дня не проходит без перестрелок, ограблений, мародерства, угона автомобилей, вопиющих случаев рэкета, немотивированного насилия, попыток поджога и прочих явно уголовных проявлений.

Воображение: все это провокации «титушек», настоящие майдановцы святые.

Реальность: жители юго-востока Украины собирают огромные митинги протеста против нелегитимного «временного правительства».

Воображение: все украинцы — за майдан, а протестуют только «титушки». Путин завез их в Украину сотнями тысяч.

Реальность: попытки захвата областных администраций юго-востока были осуществлены приезжими «гастролерами», преимущественно с Западной Украины. Жители этих городов создали народные дружины самообороны и отбили (и продолжают отбивать) эти попытки. Например, в Харькове из нескольких десятков задержанных штурмовиков только один оказался харьковчанином, остальные были привезены автобусами из других городов.

Воображение: местных сторонников евромайдана «избивали» завезенные из России «наемники».

Реальность: на территории Крыма вежливые люди поддерживают спокойствие и порядок (в Севастополе уровень преступности даже снизился по сравнению с обычным).

Воображение: злобный Путин и его «кровавая гэбня» планируют устроить в Крыму геноцид, поэтому нужно срочно эвакуировать местное население.

Реальность: список пострадавших от сторонников хунты исчисляется уже сотнями, если не тысячами. Число пострадавших от «вежливых людей» — ноль.

Воображение: Россия хочет утопить Украину в крови.

Реальность: Американский авианосец дрейфует в Эгейском море и никуда не собирается. Но даже если бы он хотел плыть в Черное море, этому юридически мешает конвенция Монтрё, а физически — мост через Босфор.

Воображение: со дня на день приплывет Шестой флот США и устроит проклятым москалям Армагеддон. Чисто из любви к «украинской свободолюбивой демократии», ага.

Налицо невротическая картина мира, полностью оторванная от действительности. Почему так происходит? Выдающийся социальный психолог и философ Эрих Фромм давно дал исчерпывающий ответ на этот вопрос.

Во-первых, разительный контраст между радужными ожиданиями от евромайдана и пугающей реальностью его результатов приводит к сильнейшей фрустрации его сторонников. Психика этих людей стремится подавить фрустрирующие переживания, а проще всего это сделать через игнорирование или отрицание беспокоящих фактов. Причем внешние попытки вернуть таких людей к реальности вызывают только агрессию. «Оставьте нам наши иллюзии, — как бы кричат они, — у нас, кроме них, больше ничего нет».

Часть их сознания понимает всю глубину ситуации. Что в стране установилась диктатура, в столице и других городах беспредельничают банды ультраправых, резкий разрыв экономических отношений с Россией ведет Украину к дефолту, Украина теряет часть территорий и может вообще расколоться. Подспудное понимание есть, а для перемен ни сил, ни желания. Слабохарактерным людям проще отрицать реальность, чем признать ее непривлекательность.

Во-вторых, сторонникам майдана стыдно признаться даже самим себе, что в сложившейся на Украине обстановке есть и доля их вины. Как писал тот же Эрих Фромм, обыватели панически боятся ответственности. Поэтому они и перекладывают ее на кого попало — на бывшую оппозицию, на обстоятельства, на «папередников» (предыдущую власть) и, конечно, на козни «злобных москалей» вообще и Путина в частности.

Ну и третий фактор — это общественные ожидания. Точнее, представления этих людей о том, чего от них ожидают окружающие (и желание этим ожиданиям соответствовать). К примеру, они считают, что «ура-патриотизм» — это правильно, поэтому всячески его демонстрируют (но при этом могут годами не платить налоги или вообще работать на интересы третьих стран). То есть это не глубинные убеждения, а форма конформизма. И, естественно, массированная антироссийская пропаганда в СМИ играет в формировании подобного восприятия реальности не последнюю роль. Как говорила миссис Хадсон, «так пишет «Таймс».

 

Александр РОДЖЕРС, украинский публицист

;
Киев успешно делает западных лидеров клоунами. Письмо из Одессы

Мистеру Обаме

Мистер Обама, вы такой большой президент такой большой страны… Но таким большим ученым назвать вас язык не поворачивается… Мистер Обама, чего вам не хватает? Может, у вас трудности в семье? Или повышенное давление? Или, может, вас шо-то мучит? Так выпейте коньяку, если шо, мы пришлем вам наш… И скажите, где вы берете таких советников, шо потом Вы разоряетесь без копейки денег? Так ваши ж доллары это простые бумажки, и долг у вас, шо называется, мама не горюй, а то будет больно…

Вначале вы напечатали 5 миллиардов долларов и отдали их на Майдан, чтоб тот три месяца колотил по бочкам и кидался в милиционеров. Мистер Обама, шоб вы так жили, как прибедняетесь! Представьте себе, если бы вам били по голове три месяца? Вам было бы приятно? А тут били по голове три месяца всей Украине!

Но мы тут в Одессе чувствуем, что и вам все-таки били по голове, но только ваши советники. Целых 23 года нашу Украину разворовывали и разрушали. Мистер Обама, если вас посадить на украинскую пенсию, вы бы вспомнили своих предков, тех, которые еще не были афроамериканцами, а были просто неграми. Так вот, мистер Обама, население Украины те же негры, но только белые, и оно тоже хочет хорошо жить. А 23 года нас тупо продавали в рабство.

Мистер Обама, почему неграм можно было восставать против рабства, а нам нельзя? Мы, что, хуже негров? Так почитайте историю, как Авраам Линкольн освобождал негров! Мы, конечно, желаем вам прожить так долго, как живет дуб возле Дюка, но когда вы встретитесь с Линкольном, надеемся, что он вас сильно отшлепает.

Мистер Обама, вообще-то лифт вниз не поднимает… После того, как майдауны всей Украине настучали по голове, и, вам, наверное, тоже, но только это сделали Маккейн и Нукланд, в Киеве сели бандиты. И стали угрожать русским прямым геноцидом. Мистер Обама, если вы такой демократ, зачем вы их поддерживаете? Разве вам в жизни не хватает секса? Тогда попросите кефиру… Если что, мы отправим наш… одним словом , мистер Обама, нам таки стыдно было бы ходить с вами по одной Одессе, и скажите своему Маккейну, чтобы он прекращал приставать к нашим женщинам, потому что наша бабушка тетя Циля говорит, что если бы он начал к ней приставать, она бы стала мужчиной и сильно дала бы ему по лицу.

Фрау Меркель

Уважаемая фрау Меркель, наше вам здрасьте! И не расчесывайте Украине нервы. Вспомните, как фашисты ее захватили всю … На вашем месте мы бы не стали крутить нам фаберже, а подумали б, почему у вас в Германии нацизм запрещен, а у нас на Украине он у власти? У нас те самые бандеровцы, шо были в СС, вовсю шмаляют из автоматов по мирным людям, а у вас? У нас те, кто в Киеве и рядом, растаскивают все, а у вас в Берлине как? Шо с вами, фрау Меркель, если вы больны, так, если шо, вызовете «Скорую», а то будет поздно, потому как Ярош с «Правого сектора» собрался взрывать газопровод «Дружба». Мы тут боимся, что если он это сделает, то у вас в Берлине тоже будет Майдан, и вам тоже будет больно по голове, и «Скорая» уже не поможет… А наша бабушка тетя Циля говорит, что вам, фрау Меркель, не поможет и вторая «Скорая», когда «Правый сектор» придет на украинские АЭС… И мы ей верим, фрау Меркель, и, может, Циля была бы лучшим канцлером Германии, чем вы? Потому что она понимает очевидные вещи, а вы все время ссоритесь с мозгами.

И вообще, вы смотрите телевизор? Если шо, мы пришлем вам наш… А выступление Сени Яценюка смотрели? Нет? Так он пообещал всю Украину так, шоб «земля горела под ногами», да еще и с помощью «западных партнеров». Наша бабушка тетя Циля говорит, что Сеня собрался с вашей помощью, фрау Меркель, опять построить концлагеря для русских. И кто после этого может сказать, что вам кто- то не сделал беременную голову? Тут вам и реанимация не поможет, шоб мы так жили.

Мистеру Камерону

Мистер Камерон, наша бабушка тетя Циля говорит, шо ваш английский юмор начал сильно утомлять. И на Дерибасовской никак не могут понять, почему вы все время хотите пожарить рыбу, но все время делаете это без масла? Если надо, мы пришлем вам наше… Мы вас умоляем, если вы хотите получить пару незаметных пустяков, не делайте себе неприятно… А то мы сделаем союз с Шотландией, и сделаем вам такие санкции, шо потом будем слушать за ваши просьбы.

Мсье Олланду

Мсье Олланд, мы, в Одессе, конечно, понимаем, что у вас во Франции трудности с этими ЛГБТ-шниками. Но сами вы все время меняете девочек, так зачем вы стараетесь сделать нам любовь не по-человечески? Займитесь лучше «Мистралями».

Пану Комаровскому

Пан Комаровский, пожалуйста, не стройте Клару Целкин, и не делайте вид, шо вас нет на Украине. Мы уже не можем вас слышать, потому что не можем вас видеть. Заберите себе Львов, и будет вам песня по всей Украине.

И господину Бэсеску

Щас побьем и не дадим плакать…

Всем

Одним словом, если не хотите, штоб за вас смеялись, сделайте так, штоб бандиты в Киеве не делали вас клоунами…
Автор Степан Бульбенко

;
Гражданин США попросил политубежище в России

;