Военному преступнику, зверствам которого ужасались даже эсэсовцы, посвятили выставку в Европарламенте…

Военному преступнику, зверствам которого ужасались даже эсесовцы, посвятили выставку в Европарламенте

 

Правительство Сербии отозвало своего посла при ЕС Душко Лопандича в знак протеста против выставки «Хорватский святой Алоизие Степинац», которая прошла в стенах Европейского парламента. Кроме того, евродепутат от Хорватии Марьяна Петир провела конференцию, на которой подчеркнула его выдающуюся борьбу за укрепление католицизма в ее стране, сообщает корреспондент Федерального агентства новостей (ФАН).

Алоизие Степинац был главой хорватских католиков с 1937 по 1960 год. В апреле 1941 году, после захвата Югославии фашистской Германией и ее союзниками, ее территория была поделена и на территории современных Хорватии и Боснии и Герцеговины было создано марионеточное так называемое Независимое государство Хорватия (HГХ). Алоизие Степинац 28 апреля 1941 года издал пастерскую энциклику в которой обязал католиков поддержать новое государство.

 

Военному преступнику, зверствам которого ужасались даже эсесовцы, посвятили выставку в Европарламенте

Государство в долгу не осталось и сразу начало борьбу против сербов, которых Алоизие Степинац иначе как схизматиками и не называл. 25 апреля 1941 года было строжайше запрещено использование кириллицы, через 5 дней сербов обязали носить повязки с буквой «П» — православный, евреев — желтую звезду Давида. А 7 июля 1941 года все газеты и журналы Загреба опубликовали распоряжение всем сербам и евреям покинуть город в течение 12 часов, там же указывалось, что оставшиеся будут убиты на месте. А еще через 7 дней министерство внутренних дел договорилось о совместной работе по окатоличиванию сербов с возглавляемым Степинанцем хорватским епископатом. При этом не предполагалось делать католиками представителей сербской интеллигенции, православных священников, а также богатых сербов — они подлежали уничтожению, а их имущество конфискации, даже если они уже успели перейти в католицизм.

В качестве первого шага в НГХ была ликвидирована Сербская православная церковь, конфискованы ее земли, а храмы переделаны в католические.

И вот хорватские националисты — усташи вместе с католическими священниками начали насильственное обращение в католичество православных сербов. Тех, кто отказывался, убивали на месте или отправляли в концентрационные лагеря, которые позже получили официальное название «Лагеря интернирования и работы». Не были забыты и другие враги молодой хорватской державы — евреи, цыгане и коммунисты.

Главу хорватских католиков активно поддержали его священнослужители: Мате Мутос призвал коллег отложить молитвенник и взять в руки револьвер, а архиепископ Сараева Иван Шарич, сильно разбогатевший от присвоения имущества убитых евреев объявил: «Движение за освобождение мира от евреев — движение за обновление человеческого достоинства. Всезнающий и всемогущий Господь стоит за этим движением». В газете Novi list Дионисий Юричевич объявил, что не является грехом убийство ребенка старше 7 лет.

Однако идеологической поддержкой дело не ограничилось. По данным профессора Лондонского университета Срболюба Живановича, около 1400 католических священников участвовали в массовых убийствах и 120 из них были за это награждены боевыми орденами Хорватии. Более того, некоторые из них даже их и организовывали, как например священник Божидар Брало — глава службы безопасности в Сараево.

Но даже среди католических священослужителей-убийц выделяется монах ордена францисканцев Мирослав Филипович, получивший прозвища «Ясеновацкий дьявол» и «Брат Сатана». Он принял монашеский постриг в 1938 году под именем Томислав, позже вступил в орден францисканцев. После провозглашения НГХ стал военным капелланом в усташеской армии.

Свою кровавую деятельность, которую он также называл борьбой за укрепление святой католической веры на хорватской земле, он начал в феврале 1942 года в сербских селах в окрестностях Баня-Луки, где усташи проводили массовые убийства всего населения, которые на их жаргоне назывались «чистка». Вдохновляя усташей перед началом акции, святой отец заявил, что если то, что они делают и грех, то он берет его на себя. Также он потребовал убивать абсолютно всех, а детей в первую очередь.

 

Военному преступнику, зверствам которого ужасались даже эсесовцы, посвятили выставку в Европарламенте

Далее отец Томислав вдохновлял уже личным примером, выдавливая у живых детей глаза и запихивая их в распоротый живот. Другой бывший священник, Звонимир Брекало, был значительно гуманнее и просто перерезал детям ножом горло. Тут же впервые был применен и сербомолот — специальный молоток с зазубринами на металлическом наконечнике, специально разработанный по поручению правительства Хорватии для разбивания голов сербов. Тогда было убито 2835 человек, из них 553 – дети. Все это задокументировано в книге бывшего католического священника Виктора Новака «Магнум Кримен» («Великое преступление»), включенной в список запрещенных книг Ватикана.

Другое свидетельство зверств слуги господа представил сам командующий немецкими войсками в НГХ генерал Эдмунд Глайзе фон Хорстенау, который, прибыв на место и увидев его дела, пришел в ужас, немедленно его арестовал и передал хорватским властям с требованием сурового наказания.

Надо сказать, что к тому времени геноцид сербов в Хорватии приобрел такие масштабы, что в их защиту выступили не только немецкие и итальянские военные, но даже такая далекая от гуманизма и сострадания организация как гестапо. Шеф его представительства в Загребе штурмбанфюрер СС Густав Гелм направил официальное письмо своему руководству и фактическому руководителю НГХ — поглавнику Анте Павеличу. В нем он описывал зверства усташей и удивлялся их активности в уничтожении сербов, которое они проводили по собственной инициативе. Он требовал прекратить репрессии, так как, спасаясь от смерти, сербы бегут в леса, где вступают в партизанскую армию Иосипа Броз Тито.

После этого хорватские власти отказались от массовых убийств сербов, отказывающихся принимать католичество, путем сжигания их в собственных домах. Было объявлено, что они высылаются в марионеточное государство Сербия, также созданное нацистами на Балканах. Им было предложено забрать с собой все ценности, а также продовольствие и скот. Однако, после долгого пути под конвоем усташей, они оказывались не в Сербии, а в концентрационном лагере.

В Хорватии было создано 24 концентрационных лагеря, самый большой — Ясеновац. В нем нашли свою смерть 700 тысяч человек, в том числе 20 тысяч детей только в возрасте до 12 лет. По этому трагическому показателю концентрационный лагерь занимает третье место в мире после Аушвиц-Биркенау и Треблинки.

 

Военному преступнику, зверствам которого ужасались даже эсесовцы, посвятили выставку в Европарламенте

Причем, если в известном больше под польским названием «Освенциме» погиб 1 миллион человек, и  узников туда доставляли со всей оккупированной нацистами Европы, то Ясеновац обслуживал (если здесь можно употребить это слово) только маленькую Хорватию, да и отравляющий газ там применялся крайне эпизодически.
Поныне о первых двух концлагерях знает каждый, а о Ясеноваце мало кому известно за пределами бывшей Югославии. Это объясняется тем, что в появившейся после Второй мировой войны социалистической Югославии было крайне важно укреплять дружбу между основными ее народами – сербами и хорватами. Поэтому были запрещены любые публикации о геноциде сербов со стороны хорватов, уничтожались документы об этом. Более того, все постройки концентрационных лагерей были уничтожены.  Читать дальше

;