Резня в Тегеране. История трагической гибели Александра Грибоедова

http://www.spb.aif.ru/society/people/1444915

11 февраля 1829 года не стало писателя Александра Грибоедова. На фоне других русских литературных утрат XIX века его смерть выделялась своей трагической нелепостью – он не получал смертельных ран на дуэлях, не болел и не пытался покончить с собой, а пал жертвой толпы разъяренных персов.Грибоедову было всего 34 года, за полгода до трагедии он женился на прелестной грузинской княжне Нине Чавчавадзе, в планах у него было возвращение в Россию, но судьба распорядилась иначе. В день годовщины гибели писателя SPB.AIF.RU вспоминает, что привело его к этой развязке.

Homo unius libri

Латинское выражение «homo unius libri» означает «человек одной книги» и применяется к авторам, которым снискало большую славу их единственное заметное произведение. Так можно назвать Эдмона Ростана с пьесой «Сирано де Бержерак», Алана Милна с «Винни Пухом», Джерома Сэлинджера с «Над пропастью во ржи».

У таких авторов, как правило, есть и другие работы, но они остаются в тени прославившего их шедевра. Так и Александр Грибоедов известен только как автор блестящей пьесы «Горе от ума», хотя в его послужном списке есть еще несколько драматургических произведений.Склонность к литературе проявилась у него с детства, однако сам он не мечтал о писательской стезе. В возрасте восьми лет его отдали в Московский университетский благородный пансион,  через три года Грибоедов поступил на словесное отделение Московского университета, но сам позже выбрал нравственно-политическое отделение, а потом – физико-математическое. Его литературный дебют был связан с Отечественной войной. Записавшись добровольцем в гусарский полк, он в 1814 году написал «Письмо из Брест-Литовска к издателю» («Вестника Европы»), очерк «О кавалерийских резервах» и комедию «Молодые супруги» (перевод французской комедии «Le secre»).

Приехав в 1815 году в Петербург, он тесно сошелся с местным кругом литераторов, но до конца себя этому делу не посвятил – предпочел дипломатическую карьеру, заняв должность губернского секретаря и переводчика Коллегии иностранных дел. В августе 1818 года он отказался от участия в русской дипмиссии в США и был назначен секретарем на ту же должность в Персии – роковое для него назначение, которое сыграет финальную роль в его судьбе лишь спустя 11 лет.

Иран, Грузия и снова Иран

Свои переезды по долгу службы Грибоедов описывал в дневниках и некоторых литературных работах («Рассказ Вагина», «Ананурский карантин»). В качестве дипломата он в 1819 году освобождал русских военных из иранского плена и препровождал их в Тифлис. В 1821 году он добился перевода из надоевшей ему Персии в более родную и близкую Грузию, где и начал работу над черновиками «Горя от ума».

Нина Чавчавадзе и Александр Грибоедов. Супруги пробыли вместе всего пару месяцев. Фото: Коллаж АиФ

Год спустя он стал секретарем дипломатической миссии в Тифлисе при генерале Ермолове и написал драму «1812 год». Но и в Грузии он продержался недолго – уже в 1823 году он сделал перерыв и два года путешествовал по России, задерживаясь в Москве и Петербурге и продолжая работу над пьесой. Литературные упражнения пришлось прервать, а от поездки по Европе – отказаться. В 1825 году по дипломатическим делам Грибоедов возвращается на Кавказ. По дороге он познакомился с декабристами Бестужевым-Рюминым, Муравьевым-Апостолом, Трубецким. Это знакомство сослужило ему недобрую службу – год спустя писателя арестовали по подозрению в причастности к подпольным делам декабристов.

Правда, доказательств его вины так и не нашли и вскоре отпустили его из-под ареста. Благодаря «очистительной грамоте» ему удалось восстановить дипломатическую деятельность и вернуться в Иран уже в качестве министра-резидента (проще говоря, посла). По дороге к месту службы в Тифлисе он женился на юной грузинской княжне Нине Чавчавадзе, старшей дочери своего друга поэта Александра Чавчавадзе. На момент венчания дипломату было 33 года, а его супруге еще не исполнилось и 16.

Последняя командировка

Пару недель молодая чета провела в имении отца Нины в Кахетии, а затем отправилась в Персию. Там Грибоедов должен был явиться ко двору шаха в Тегеране, чтобы обсудить выполнение иранской стороной статей Туркманчайского мирного договора и добиться контрибуции по итогам русско-персидской войны. Поехать он предпочел один – его юная жена тяжело переносила беременность и осталась в Тавризе.

Поездка эта стала для него последней. День, когда он прибыл в Тегеран, вошел в историю как «Резня в русском посольстве». К тому времени в персидском обществе уже закипало недовольство действиями со стороны России, а с приездом Грибоедова оно дошло до высшей точки. Контрибуцию персы платить не хотели, а ко всему прочему были возмущены тем, что Грибоедов укрыл в посольстве нескольких беглых армян из шахского гарема. Исламские фанатики вели бурную антирусскую пропаганду на базарах и в мечетях.

«Заключение мира в Туркманчае 10 февраля 1828 г. во время русско-иранской войны». Дипломат Грибоедов сидит справа спиной. Литография XIX века Фото: Public Domain

Факты подогревались слухами, члены русского посольства к тому же пару раз нарушили этикет шахского двора во время своих визитов. Разрешилось все налетом толпы религиозных фанатиков на русское посольство в Тегеране. Собралось около 100 тысяч человек, и вскоре даже сами зачинщики потеряли контроль над разгневанными персами. Грибоедов не мог не видеть настроения тегеранцев и за день до этого сообщил шаху, что считает нужным отозвать свою миссию из Ирана.Членов дипмиссии конвоировали 35 казаков, но противостоять толпе они, конечно, не могли. Из всего русского посольства спасся лишь секретарь миссии Мальцов, сумевший спрятаться во время резни. Во время налета погибли 37 человек из посольства и 19 нападавших. Казачий конвой позже был захоронен во дворе армянской церкви святого Татевоса в Тегеране. Изуродованное тело Александра Грибоедова толпа еще несколько дней носила по городу и бросила в общую яму.

Опознали по мизинцу

 

Когда страсти немного утихли, тело писателя и дипломата было извлечено из братской могилы. Опознать Грибоедова помогла лишь одна особая примета – простреленный на дуэли мизинец левой руки. Эту травму он получил в 1818 году, когда сошелся у Тифлиса с будущим декабристом корнетом Александром Якубовичем. Стрелялись они из-за старой ссоры, и Грибоедов даже не хотел принимать участие в поединке. Пуля пробила литератору мизинец левой руки, а Якубович остался невредим, и на этом соперники были удовлетворены. После этого случая Грибоедов до конца своих дней носил на левой руке специальную накладку и умудрился даже восстановить навыки игры на пианино.Юная вдова Нина Чавчавадзе узнала о смерти мужа лишь спустя два дня и надела траур, который не снимала до конца своей жизни. На могиле супруга она написала: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?» Она пережила его на 28 лет – вдову похоронили рядом с супругом.

В 1912 году на собранные русской колонией в Персии средства скульптор Владимир Беклемишев создал бронзовый памятник Грибоедову, который был поставлен рядом со зданием посольства, где произошла резня.

Нет комментариев