История одного размещения, или слово о ценности суверенитета

История одного размещения, или слово о ценности суверенитета Если ты — страна, находящаяся под санкциями со стороны «цивилизованного мира», и при этом хочешь реализовать некий проект, связанный с выходом на внешние рынки капитала, то стандартные и привычные пути для тебя закрыты. Наверное, поэтому размещение Россией первого за последние три года выпуска 10-летних еврооблигаций напоминает хорошо продуманную военную операцию: осторожная разведка боем, после некоторого перерыва стремительная контратака, два фланговых удара и… ура, котел, в смысле успех!

И в этой истории есть весьма показательные моменты, которые не грех проанализировать. Итак, сначала скучная фактология: еврооблигации будут размещены сроком на 10 лет, доходность по ним будет в диапазоне от 4,5% до 4,9% годовых, сумма выпуска… Вот здесь начинается самое интересное: в бюджете Россия заложена возможность размещения этих бумаг на сумму в 3 млрд долларов. Но, несмотря на то, что Россия вышла на рынок без обычного так называемого «роад-шоу» (предпродажной подготовки), и несмотря на то, что Госдеп незадолго до этого призывал «всех-всех-всех» воздержаться от участия в размещении…, спрос на российские долги составил 5,5 млрд долларов.
По-видимому, дальше все — на усмотрение Минфина: он решит оставить ли в силе первоначальный объем размещения или удовлетворить все заявки. А теперь поговорим о том, о чем свидетельствует вся эта история, и что показывает тем самым политикам мировой капитал:
1. Как обычно, ему плевать на то, насколько тщательно соблюдается в странах-эмитентах права геев, либеральных журналистов и надежд савченко. Он исходит из совсем иных критериев, и главный из них — стабильность политической власти страны и устойчивость государства, выступающего эмитентом облигаций. Смотрим на спрос и делаем выводы.
2. Речь идет о размещении «десятилеток».
Приобретая их, капитал дает понять, что он верит, что Россия сохранит свою платежеспособность и дисциплинированность в качестве должника к 2026 году. То есть, он не верит в вероятность совершения в России цветной революции, потому что хорошо знает — как, впрочем, и люди, далекие от инвестиционных процессов — что революции и платежеспособность государства суть вещи несовместные.
3. Капитал не верит в начало Третьей мировой войны с участием России. В противном случае он бы не стал участвовать в размещении, да еще так активно. Вот такие первые выводы можно сделать из этой истории.

Но все же главный вывод — о ценности суверенитета. Страна, сохранившая его, может спокойно привлекать финансирование на внешних рынках на выгодных условиях (подчеркиваю — на выгодных!) даже в случае, если она находится под санкциями. Страна, утратившаяся суверенитет (привет Украине) может выходить на эти рынки только в тех случаях, когда на чашу весов кто-то из крупных внешних игроков бросает в качестве гири свои гарантии (и тут мы вспоминаем, что именно так Украина разместила в последние два года два выпуска своих еврооблигаций). Никто не будет приобретать ее долговые обязательства, потому что никто не верит в ее ответственность и платежеспособность без того, чтобы за нее не поручился…, ну, мы хорошо знаем, кто за нее поручился. Маленькая в общем история, незначительная сумма — хоть 3 млрд долларов, хоть 5,5 млрд долларов, если речь идет о стране, золотовалютные резервы которой составляют под 400 млрд долларов. Но очень-очень показательная. Капитал, как обычно, идет за прибылью, игнорируя истерики своих правительств, негодующий клекот всевозможных высокопоставленных чиновников и, что весьма примечательно, не обращая внимания на рейтинги, присвоенные стране-эмитенту международными рейтинговыми агентствами. Если бы он ориентировался на них, доходность по нашим бондам априори должна была бы оказаться более высокой. Но его — и это тоже стандартная ситуация — в таких случаях интересует совсем другое…

 

Анастасия Скогорева (ежики)

Источник: http://politikus.ru/articles/76971-istoriya-odnogo-razmescheniya-ili-slovo-o-cennosti-suvereniteta.html
Politikus.ru

Нет комментариев